ПИСЬМО АРТИСТАМ

Это письмо было написанно Андрием Жолдаком во время репетиций его нового спектакля Вишневый Сад в Городском Театру Турку (Финляндия) ансамблю артистов этого спектакля в мае 2012.  

Я понимаю… у нас нет ансамбля, нет группы, есть только иллюзия… Вопрос открыт.. Первый вариант - если мы получим ансамбль. Если у нас не будет ансамбля или  не получим ансамбля, то не будет спектакля. И настанет время, когда надо думать только о себе.

Для того, чтобы родить ансамбль нужно время. Сегодня ансамбля не существует.

        И тогда на каждой репетиции из каждого актера надо вынимать. Возникают проблемы с каждым актером. Проблема отсутствия ансамбля связана с вашим равнодушием к миссии театра, с разным пониманием театра, с разностью желаний. Утонем в глухоте. Как я могу передать секреты, нужны ли вам эти секреты. Я бы не хотел передать вам только мизансцены и то как надо играть. Это и так понятно. Я должен передавать вам секреты, а вы должны их понимать. Но я не знаю как вам передать секреты. Я не знаю как. Эти секреты вы передаете зрителю. И я не знаю, нужны ли вам эти секреты.

Ваше желание материала и текста, они минимальны.

Ваша психика на репетиции соответствует двум стандартам: делаем одно, думаем другое, говорим третье. ...Ваша неправда и скрытность интенсивны. Вы очень закрыты. Ваши глаза не видно, сердце не чувствуется, губы – сухи. Руки твердые, вы крепкие, вы – функции. Вы исполнение желаний и воли режиссера. В вас  нет радости, удивления. От этого здесь и сейчас. Вы вообще не удивляетесь, в вас нет жизни. Вы не дышите полными легкими. Ваш контроль, логический контроль охватывает всё, парализует всё. Парализует вас в первую очередь.

У вас нету на репетиции сожаления, сочувствия, сострадания. Нет вашей проникновенной, мгновенной реакции. Где ваши импульсы. Вы затянуты в корсеты. Корсеты и штампы. Вы сами не раздеваетесь и не даете мне, чтобы я содрал, содрал с вас этот тяжелый корсет. Вы только тупо примитивно выучиваете мизансцены, движения и текст и как бы роль.  Вы смотрите на меня с упреком.

Ведь каждая новая репетиция – это отказ от вчерашней репетиции, вчерашнего состояния. Сегодняшняя репетиция – это возможность сказать себе, что я не знаю. Я сегодня не знаю. Вы теряете связь с жизнью на сцене. Вы теряете непредсказуемость, вы не владеете сменой ритма и настроения. В вас нету неожиданности и вы логичны и последовательны. В своем так называемом реализме. Ваши глаза не удивлены от того, что вы видите сейчас сцену, декорацию, партнера, всё это для вас привычно. Вы практически не знаете, как подключиться к режиссеру. Как взаимодействовать и выходить в глубокий контакт со мной. Как быть в состоянии прямого этого контакта нелогических объяснений.

Ваш третий и четвертый и пятый и шестой глаз не открыты. Третий – здесь, четвертый – здесь, пятый здесь, шестой здесь. Они не работают. Вы вообще не знаете или забыли об их существовании. Ваше зрение ограничено. Оно не имеет обхвата вокруг и внутрь, в себя. Вы инертны. Инерция значит, что я двигаюсь как все.

Вы инертны и пассивны. Вы ждете этих приказов и подсознательно жаждете получить инструкции: как существовать, что делать. В ваших жилах холодная кровь, ледяная. И мне нужно каждую репетицию бить вам по рукам, согревая ваши вены, нагревая вашу кровь. Мне нужны ваши надрезы на руках, на венах, чтобы вы испугались и вздрогнули и почувствовали как горяча ваша кровь. Которая польется с ваших надрезанных вен. Вы невозбудимы и плохо возбуждаетесь вообще. Ваши инстинкты диких прекрасных зверей  притуплены. Вы сыты, благополучны, вы находитесь в балансе и комфорте. Вы трусливо вцепились в этот баланс, комфорт. Вы находитесь в состоянии нормальных людей, людей-обывателей. В ваших руках и ногах не появляются когти, как у кошки перед желанием прыгнуть за добычей.

У вас ослаблен инстинкт нападения. У вас ослаблен инстинкт удовольствий, у вас ослаблен инстинкт сексуальности, сексуальных желаний. Вы слишком цивилизованны и нормальны. Вы не знаете и забыли, что такое дрожь, конвульсии, пронзительная боль, дикая импульсивность. Когда у вас и как возникает и рождается настоящее чувство. Вы закрыты от чувств, вы боитесь этих чувств, вы убегаете от этих чувств. Вы убегаете от правды в себе. Вы очень далеко от себя. Вы теряете себя. У вас нету желания восстать.

Вы скрытны и культурно приветливы, но одновременно, настолько насколько возможно прикрываетесь этой маской и расстоянием между нами. Вы  предсказуемы. Ваши руки и глаза выражают недосердечность. Вы пусты. Вы устали. Вы боитесь. Вы успокоившиеся кастрированные коты и собаки, потерявшие инстинкты и желания. У вас нету нарушений в психике. Вы не находитесь в пограничном состоянии человека и зверя.

Вы заражены спокойствием, правильностью и усердностью делать и повторить то, что делали. Когда я нахожусь долго между вас, с вами, когда я нахожусь долго между вас и с вами, на меня обрушиваетс я  ваше спокойствие, ваша вялость, мягкость, проникает в меня. Вы отравляете воздух вокруг себя, вы пачкаете тех актеров, которые чувствуют.

Вы делаете их нормальными, этих актеров, своим ядовитым дыханием. Ваше излучение минимально. И слово гипноз для вас незнакомо и незаконно. В момент своей бездарности вы быстро внутренне объединяетесь и становитесь каменными столбами. Эти столбы, о которые я ударяюсь, вы непроходимые существа. Вы потеряли женственность, мужественность. Ваши слова из текстов пусты. Вы стараетесь выдать свои слова…вы стараетесь выдать эти слова за свои, что это ваши слова. Но это ядовитая ложь, исходящая из вас, эта неправда прикрывает, прячет ваш комфорт и конформизм и равнодушие.

Ваши тексты пусты. Они напоминают мне каменные пещеры древних людей, в которых отсутствует огонь. Вы липкие. Вы боязливы. И лживы. Вы работаете по инерции, принудительно, как будто вас заставляют. Вы работаете как на тяжелых работах в каменоломнях. И ждете свистка на обед и перерыв. Вы забыли, что первый актер на земле был Прометей, который бросил вызов богам и украл свет с пиршества богов. Он украл этот свет для людей. Он вынул свои глаза, спрятал туда огонь, одел опять эти глаза и переместился на большом расстоянии на землю во тьме. Это было долгое путешествие на землю, где жили люди во темноте. И отдал им этот свет.

Актер это существо, отдающее, зажигающее и поддерживающее в людях свет, поддерживающее в людях свет, надежду на жизнь. Актеры сообщают людям весть о том, как жить лучше. И я конечно бунтую против вас. Я зову на помощь Прометея. Вы забыли о своей родословности. Когда я вижу вас, и нахожусь рядом с вами, я чувствую как вы тушите огонь внутри меня. Вы льете и льете воду на это пламя.

У вас отсутствует чувство спасения и предвидения. Ваша перспектива абсолютно искажена. Вы не видите, что вы находитесь на корабле и что этот корабль бросает из стороны в сторону. Мы находимся в штормовом море. Но ваши руки вялы, действия невнятны. У вас пропало чувство открывателей. Вы как матросы Колумба, устали плыть. Вы хотите хоть какого-то берега и передышки. Но здесь нет передышки. Здесь идет борьба за выживание, борьба между правдой и неправдой. Борьба между жизнью и смертью. И эти вспышки, молнии, которые падают на этот корабль с темного ночного неба, эти вспышки безумного Арто, высвечивают для меня, освещают для меня ваши растерянные лица и равнодушные глаза.

К вам не приходит во сне раненный Ван Гог или глухой Бетховен.

Я стучу в ваши окаменевшие, спокойные сердца. Я взываю к пониманию. Я должен каждый день репетировать с вами так, как последний раз в жизни. Я должен разгоняться и прыгать и биться об стенку. Об вашу великую стену. Вам, чтобы доказать, открыть, что мы можем оторваться от земли, что мы летающие муравьи и птицы. Вы полубоги, так пишут древние книги. Чтобы вы не просто отлично и ремесленно делали свою работу, как бизнес-заведения Дойчебанка. Не такие вы не такие, как вам об этом напомнить.

Вы выбраны, вы отмечены, вы специальны, вы оракулы, проповедники. Вы честные и дикие, открытые и жаждущие существа. Вы любящие и любимые. Вы не сделаны из пластика, а в вас струится эта живая красная кровь, которая имеет напрямую инстинкты жизни. Как напомнить вам, что вы добрые и щедрые, что ваши сердца бьются и болеют от всякой малой несправедливости и уродства. Вы защитники красоты внутри человека, вы – предсказатели. В вас спрятаны и сохранены идеалы и ваши желания сильны. Вы находитесь посередине борьбы между злом и добром, между чистым и грязным. От вас сегодня зависит, сейчас, зависит многое, очень многое.

Вы связаны напрямую с духами, с духами умерших. Вы работаете также с галлюцинациями и фантомами персонажей. Вы в  контакте с тенями и излучением мозгов автора. Вы являетесь частью и продолжением импульсов Чехова, Достоевского, Ибсена, Шекспира. Вы не шакалы, едящие все, что вам дают и все что есть. Вы должны отказываться от плохих репетиций. Вы должны не есть эту загнивающую падаль плохого. В вас находится этот ежеминутный нравственный отбор между тем, что хорошо и что плохо. Вы в ответе за то, что происходит сегодня с человеком. Вы – часть этого человека. Человек сегодня находится в состоянии падения.

Он падающий человек. И мы, все мы не можем стоять в стороне и делать вид, что ничего не происходит. Что это нас не касается. Вы не болтуны, а вещатели. Ваша игра должна быть современной, мгновенной, страстной, острой и честной, сильной и строгой, как сама жизнь. Вы устали. Вы теряете связь со временем. Вы больны. Вы в опасности. Вы в опасности.

   Андрий Жолдак                                                                                                       

zholdak web

                                 

РЕЖИСЕРВИСТАВИМАЙСТЕР-КЛАСИПРЕСАНОВИНИКонтакт

Copyright (c) 2010 Свобода Жолдак Театр. All rights reserved.

Создание сайта — Attracti