ГИПНОТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ОБ ОПУСТОШИТЕЛЬНОЙ ЛЮБВИ

ANNINA KARHU


газета Turun Sanomat 07.02.2010

          Андрей Жолдак и Валерий Жолдак: «Анна Каренина» по мотивам романа Льва Толстого. На финский язык перевели Ulla Reinikainen и Sari Läikelä на основе оригинального перевода Arja Pikkupeuran. Городской театр Турку. Премьера 5.02.2010 на большой сцене.

            Андрей Жолдак (родился в 1962 г.) является одним из наиболее интересных европейских режиссеров нашего времени. Его постановка «Анна Каренина» создает на сцене Городского театра Турку целостный аудиовизуальный ряд, в котором у каждого увиденного и услышанного элемента целостности есть тщательно подобранное значение.

        Идею музыкального представления конкретизирует фигура капельмейстера, который находится в оркестровой яме и своей палочкой руководит ритмом жестов и голосов актеров. В живущем по своим законам мире Жолдака есть свой собственный ритм, из избыточных фрагментов и вариаций которого складывается глубокая и трогательная симфония.

       Трактовка классического романа Льва Толстого (1828-1910) сосредотачивается на трагической истории любви Анны и Вронского, оставляя за бортом параллельную линию отношений Левина и Кити. Жолдак рассказывает историю о том, как возникает любовь, как она тускнеет и, наконец, исчезает.

undefined

undefined

        Чувственный человек незащищен и раним. Боясь своих чувств, многие заглушают свою страсть, направляют ее на другого человека, мысль, науку, искусство или какую-нибудь другую сферу человеческой жизни. Приглушенные чувства могут сделать жизнь обманчиво управляемой и размеренной, но в то же время человек оставляет неиспользованными колоссальные запасы энергии и сил, которые скрываются за чувствами.

        В «Анне Карениной» Жолдака тела актеров выражают энергию, которая создает и уничтожает любовь. В современном театре любовь иллюстрируется с помощью подчеркивания сексуальности. Страсть Анны и Вронского – это желание, которое сметает все преграды на своем пути к другому – к другому, в котором так легко увидеть себя.

        В спектакле Анна и Вронский видят друг в друге зеркало и видят себя в зеркале, более того, они способны проходить сквозь зеркало, но созерцание себя порождает страх потери своего отражения. Анна и Вронский приходят в ужас, наблюдая, как то, что было любовью, стало зависимостью, ненавистью и горечью.

        Ненависть – тень любви, и они неотделимы друг от друга. В современном театре ненависть передается с помощью насилия. В одной из самых красивых и одновременно ужасных сцен «Анны Карениной» Анна и Вронский перерезают себе вены и прикладывают свои кровоточащие раны друг к другу. Эта сцена – выразительная картина неизбежного самоуничтожения этих двух несчастных существ.

        Текст Толстого превращается в устах актеров в бурный поток, в котором одновременно присутствуют гротеск, чувственная красота и игривость. Реплики актеров часто произносятся в форме монолога, однако, в самом тексте мы можем услышать звуки многих голосов. Обильное использование ремарок отдаляет текст от актеров. Положение текста не является в целом доминирующим, сюжет развивается за счет звуков, жестов и импульсов, которые берут начало в физическом присутствии актеров.

        И хотя я сам приятно удивлен тем, что Жолдак смог выжать из финских актеров, проблемы, которые были озвучены на лекции в Городском театре Турку 31 января, все же проявляются в постановке.

        Krista Kosonen в роли Анны Карениной и Markus Järvenpää в роли Алексея Вронского хорошо справились со своими физически тяжелыми и требовательными в психическом и эмоциональном планах ролями. Они смело и правдоподобно выразили энергию Эроса и Танатоса, которые овладели Анной и Вронским.

        Elina Aalto в роли инфантильной Кити, Outi Condit в роли истеричной Доли и Petri Rajala в роли расчетливого Каренина также смогли добиться в своей игре необходимого для спектакля размаха.

        Одним из использованных в постановке приемов стало повторение, которое подчеркивает значимые темы. Прекрасна, к примеру, сцена в конце представления, когда обнаженный образ Кити является Вронскому вновь и вновь, хотя тот уже предал ее бессчетное количество раз и выгнал ее за дверь.

        Вронский уже не любит Анну, и вот другие женщины начинают поневоле появляться в его мыслях, хотя из самоуважения он и хочет прогнать подобные мысли. В этом моменте четко передается навязчивое желание Вронского.

        В «Анне Карениной» на сцене есть многочисленные конкретные и воображаемые двери. Наряду с зеркалом дверь является другим символом, который часто встречается во сне и в искусстве. Она символизирует как обещание, так и утрату, за закрытой дверью человек может представить удовольствие или страх и ужас. Дверь – это граница, через которую проходит человек и происходит обмен чувствами и информацией. Открывающаяся дверь означает новые возможности, закрытая дверь в свою очередь обозначает утраченные возможности и отречение.

        В целом «Анна Каренина» – это богатый в стенографическом плане и многоуровневый коллаж, который со своей скрипящей дверью, протекающей крышей и таинственностью лесов изображает внутреннюю реальность персонажей.
Демонстрируемое на белом фоне видеоизображение в реальном времени повторяет мимику и жесты актеров крупным планом, одновременно делая актеров ближе к зрителям и отдаляя их до уровня двухмерной картинки.

        В программе Жолдак пишет: «Зритель не приходит в театр смотреть спектакль лишь для удовольствия, задачей постановки не является умиротворение зрителя. (…) Зритель вынужден думать, он должен мыслить, чтобы понять увиденное им».

        Вопрос, однако, не стоит лишь об умственном понимании, но в гораздо большей степени о понимании интуитивном и духовном. «Анна Каренина» – это гипнотизирующая постановка, и ее появление на сцене – это большая честь для Городского театра Турку.

РЕЖИСЕРВИСТАВИМАЙСТЕР-КЛАСИПРЕСАНОВИНИКонтакт

Copyright (c) 2010 Свобода Жолдак Театр. All rights reserved.

Создание сайта — Attracti